Объем и форма

Исторически было отмечено, что восприятие цвета человеком несколько парадоксально. Объем и форма предмета не могут быть восприняты с его цветом одновременно.

Наше сознание вначале воспринимает объем, фактуру, пропорции, общие закономерности освещения и цветовое преобладание, но когда дело доходит до подробностей, вдруг выясняется, что ощутить все тонкие цветовые нюансы, блики, цвет рефлексов и тончайшие детали фактуры НЕВОЗМОЖНО.

Трансляция образа в наше сознание движется как бы по двум независимым каналам, и переключение внимания от одного к другому требует приличного усилия. И все это при полном понимании, что цветовая сторона аспекта находится как бы внутри тоновой, которое является главенствующим для понимания образа. Без ясности передачи тональных свойств не происходит правильной передачи цвета.

Забавно, не правда ли!

Ведь на первый взгляд одно должно, даже обязано помогать другому. Видя объект полностью, наше сознание ощущает цвет его элементов, света, тени и блики, и наш разум за мгновение просчитывает должный цвет, и этого зачастую достаточно для обыденной жизни. Но как только мы пытаемся детально различить детально, где полутень теплее или холоднее, переводим взор с одного яркостного участка на другой, мы перестаем различать нюансы фактуры и формы, сосредотачиваемся только на цветовых подробностях. Независимо от нашей воли, зрение наше начинает приспосабливаться таким образом, чтобы рассматриваемый оттенок цвета попадал в наиболее комфортный для глаза светлотный диапазон. Иначе говоря, для точного понимания цвета  необходимо подсознательно адаптировать яркость этого участка в такой диапазон, где данный цвет и его нюансы максимально различимы.

Производя сравнение цвета, наше сознание автоматически настраивает зрение так, чтобы данные цвета выводились на похожий или еще лучше одинаковый уровень яркости. Когда цвета не выровнены по светлоте, то автоматически срабатывает следующая особенность нашего зрения: глаз подстраивается по наиболее яркому полю, а иные, самые темные детали отбрасываются в сторону черного. В случае попытки оценить цветовые различия мы перестаем понимать форму объекта, так как мысленно приводим сравниваемые участки к схожей яркости.

Отмети также еще одну немаловажную особенность нашего понимания цвета – это разбеливание при очень ярком уровне освещенности. Существующая ныне модель нашего цветного зрения предполагает три цветочувствительные рецептора плюс четвертый, более светочувствительный, но практически монохромный. Кстати последний отвечает за наше сумеречное зрение. Мое личное, абсолютно ненаучное предположение таково. Цветные рецепторы глаза (колбочки) адаптированы на более светлые участки, ведь у колбочек чувствительность ниже. Более чувствительные палочки работают на более темные участки, тени. Они как канал Black в CMYK.

Даже можно сказать, что мы имеем дело с разной широтой наших колбочек и палочек глаза. Колбочки воспринимают цвет, но в очень небольшом диапазоне яркостей, в то время как палочки ощущают контраст  между черным и белым, и контраст этот довольно велик.

Неспособность увидеть цвет – это наша расплата за возможность охватить большой контраст. Чтобы воспринять цвет нам приходится жертвовать малыми рамками контраста. И от такой ситуации никуда не деться.